Валерия Гонтарева о тяжелом периоде в ее жизни

Экс-глава Нацбанка Валерия Гонтарева
Изображение: MyCredit.in.ua

В Нацбанк Гонтарева пришла в июне 2014-го из инвесткомпании ICU. Проведя масштабную чистку банковского сектора, перестроив всю монетарную политику и национализировав крупнейший банк страны – Приват, она выполнила тяжелую работу. Но, как показала беседа Гонтаревой с НВ (редакцию представляли главный редактор Виталий Сыч и журналист Иван Верстюк), экс-глава НБУ не может до сих пор спокойно говорить о национализации ПриватБанка, девальвации гривны и падение экономики в 2014-2015 годах.

Я планировала тогда завершить реформу банковского надзора за год, в итоге мы сделали ее за три года. Если бы не длинная история с ПриватБанком, я думаю, сделали бы за два с половиной года. Как макроэкономист я знала, какие дисбалансы имела наша страна, и что есть международное сообщество, готовое помочь и закрыть дыры в платежном балансе. Но одновременно вы вдруг переходите на свободное курсообразования, а тут вдруг теряете 10% территории, более 15% ВВП и за один день у вас теряется 30% валютной выручки, – комментирует экс-глава.

Когда Валерия пришла на должность было 180 банков, а когда уходила – 90

С первого дня под НБУ ходили проплаченные митинги. Во многих СМИ – полная дезинформация, манипуляции. Например, от Юлии Тимошенко, которая выходит и рассказывает, что Гонтарева выдала 300 млрд грн рефинансирования. А Гонтарева выходит в парламенте и показывает: когда она пришла в НБУ, задолженность по рефинансу была 110 млрд, а когда ушла – 19 млрд.

Я технократ, прихожу с цифрами

Они – просто говорящие головы. К тому же люди без чести, без совести, без элементарных экономических знаний, без ничего. Но очень хорошо говорят, – рассказывает Валерия.

Я ждала от президента большей поддержки. С другой стороны, если бы президент не был согласен с линией, которую вел НБУ под моим руководством, он изменил бы меня. Кроме того, я хотела большей поддержки от правоохранительных органов, которым мы передали три здания вашей редакции (в два этажа) бумаг обо всех этих банках-отмывания и банках-зомби, – вспоминает Гонтарева.

Дельта Банк оказался для экс-главы самым сложным. Мы собрали совет финстабильности и обращались за национализацией Дельты. Но Минфин не согласился, потому что это все же лишь 1 млн вкладчиков, 5% депозитов населения. И вкладчики в основном были маленькие. 97% вкладов были покрыты Фондом гарантирования, – отмечает Валерия.

Самые большие проблемы были в системных банках. Это госбанки и Приват

Но в госбанках – это не столько кредиты связанным лицам в строгом смысле слова, это кредиты политической элите страны.

Госбанки использовали как хотели

Вы два года от меня слышали если ПриватБанк не выполнит программу рекапитализации, он будет национализирован, потому что там 20 млн вкладчиков. Вы видели репорт агентства Kroll и помните, что государство внесло 7% ВВП в капитал этого банка. Когда я с министром финансов Александром Данилюком объявляла о национализации, мы влили в Приват 146 млрд грн, чтобы закрыть дыру. А постаудит нашел еще одну дыру в 38 млрд, мы и их влили. Вы представляете, о каких деньгах мы говорим? Это 40% нашей монетарной базы. Это 33% депозитов нашего населения. А Коломойский рассказывал, что это рейдерство со стороны Нацбанка. Но там же никто ни копейки не заплатил по выданным кредитам. Капитала в этом банке ни одного не было. Активов не было. Государство заменило активы госбумагам, – делится экс-глава НБУ.

Без национализации Приватбанка нашу страну могло бы разорвать на части

Если бы не было войны, девальвации не было также, как минимум такой огромной. Понятно, что все равно она была бы, потому что накопились дисбалансы за время безделья, банковский сектор был полностью без активов, все украдено, выведено. Все равно его надо было чистить. Макроситуацию нам помогли стабилизировать все наши партнеры – МВФ, Всемирный банк, ЕС, – добавляет Валерия.

Больше всего экс-глава возмущена произволом олигархов

У нас появились активы ПриватБанка. Но это оказались активы третьих лиц, которые даже в банке не были. Не было реальной оценки этих активов, которые входили в персональную гарантию. Мы в НБУ брали такие гарантии в Жеваго, Коломойского, у (бывшего владельца обанкротившихся банков VAB и Финансовая инициатива, владельца агрохолдингов Авангард и UkrLandFarming) Олега Бахматюка. Они должны были всем своим имуществом отвечать, даже часами. Но никто ничем не ответил. Олигархи хотя бы имеют какие-то связи и способны "порешать". А банки-отмывки чем отвечать, какими активами? Вот был, например, банк Велес, который финансировал Батькивщину. Когда мы пришли по адресу этого банка, то его там просто не было.

Президенту повезло, что в НБУ пришли те, кто смог. Повезло, что в Минфин пришли те, кто смог. Повезло, что в Нафтогаз пришли. Вот еще бы пришли бы в НАБУ, к САП, в прокуратуру, в суды – тогда бы больше повезло, – добавляет в завершение Валерия Гонтарева.

https://magazine.nv.ua

Читать также